Перейти к основному содержанию

Экспедиция сотрудников ИПЭЭ РАН по Цайдаму и Тибету

Экспедиция

По приглашению директора Института биологии северо-западного плато Китайской академии наук (Northwest Institute of Plateau Biology, Chinese Academy of Sciences – NWIPB) с 15.07.2018 г. по 8.08.2018 г. была проведена совместная Российско-Китайская экспедиция по изучению грызунов Цайдамской котловины и Тибетского плато (Китай). В Российскую группу входили сотрудники ИПЭЭ РАН – заместитель директора Алексей Васильевич Суров и ученый секретарь Наталья Юрьевна Феоктистова, и два сотрудника МГУ им. М.В. Ломоносова – Анна Андреевна Банникова и Владимир Святославович Лебедев. С китайской стороны в ней участвовали научный сотрудник NWIPB Dr. Qu Jiapeng и его студент Liang. Целью экспедиции было изучение биологического разнообразия, сравнительный анализ филогеографических паттернов и демографической истории пустынных и высокогорных видов млекопитающих Центральной Азии. Основное внимание уделялось видам грызунов, насекомоядных и зайцеобразных, принадлежащих к семействам Cricetidae (Cricetinae и Arvicolinae), Dipodidae, Soricidae, Lagomorpha.

Наша экспедиция началась с прибытия 15 июля в город Синин – ворота Тибета. Именно в этом месте причудливо переплелись несколько самобытных культур: китайская, монголо-тибетская и мусульманская. Много веков назад здесь пролегал «главный коридор» Шелкового пути. Город Синин является столицей провинции Цинхай. Он расположен в очень живописном месте, там, где горы Куньлунь граничат с Тибетским нагорьем, откуда берут свое начало реки Янцзы, Хуанхэ и Меконг. В целом эти края слабо заселены, однако в самом Синине проживает около пяти миллионов человек разных национальностей, в том числе китайцы, тибетцы, дунгане и монголы. Недалеко от Синина располагается крупнейшее из китайских озер – Цинхай (или Кукунор) с длиной береговой линии около 360 километров и глубиной до 27 метров. Весной на озеро прилетают тысячи птиц, чтобы выводить потомство. В сорока километрах от Синина находятся знаменитые горы «Пяти вершин», напоминающие пальцы человеческой руки.

Два дня мы пробыли в этом самобытном городе. Здесь мы занимались сборами необходимого инвентаря в экспедицию, так что любоваться окрестностями особенно не удавалось. И 17 июля мы уже выехали из города навстречу тайнам Тибета.

Наша первая остановка была в небольшом городке Гонхе, где мы с некоторым трудом нашли гостиницу, которая нас приютила (не каждая гостиница в Китае имеет право принять европейских туристов). Но мы все-таки устроились, а главное, успели до темноты поставить ловушки на берегу огромного красивейшего рукотворного озера с песчаными берегами. Там же мы встретили первые (для нас) Тибетские храмы, ворота, ступы и шатры из молитвенных Тибетских флагов.

ТибетТибет

Эти разноцветные трепещущие на ветру украшения Тибета как нельзя лучше оттеняют его суровую, подчас однотонную красоту. Потом мы встречали эти флаги много раз – на перевалах и около монастырей, около красивых рек и просто на склонах гор. Но первая встреча нас особенно поразила и осталась в памяти как самая красивая. На следующее утро первые два зверька были в наших руках. Один из них – очаровательный малыш хомячка Роборовского, материалы по филогеографии которого мы собираем по всему ареалу вида уже много лет. Мы были очень рады и посчитали, что экспедиция началась удачно. Ведь главное – звери ловились.

Хомячок Роборовского
Хомячок Роборовского

Целью первой части нашего путешествия была Цайдамская котловина, в которой расположен город Голмуд. Путь в него лежал через городок Дулан. Работая прямо в ближайших его окрестностях (нас в это время поливало довольно сильным дождем) мы успешно поймали еще пять симпатичных хомячков Роборовского и отправились дальше. Голмуд – это новый промышленный город на западе провинции Цинхай. Название города пошло от реки Голмуд-Гол (название, похоже, монгольское). Он расположен на плато на высоте 3000 метров. Недалеко от Голмуда находятся границы пустыни Гоби, горы Куньлунь и соленое озеро Cai Erhan. Население Голмуда – всего 140 тысяч (очень маленькое по китайским меркам и вполне приличное – по тибетским). Туристических достопримечательностей здесь практически нет, хотя в городе довольно много зелени и даже есть кое-какие занятные современные скульптуры. В основном в Голмуде останавливаются те, кто едет в Тибет – от города до Лхасы проходит автомобильная и железная дороги.

Для нас Голмуд стал домом на четыре дня. Отсюда мы совершали поездки вдоль Тибета в обе стороны и в разных местах ловили наших зверьков. В уловах опять же были и хомячки Роборовского, которые здесь особенно интересны, потому что принадлежат к особой древней филогруппе, возможно попавшей в Цайдам из Кошгарии. Ловили мы и длиннохвостых хомячков, и необычных тушканчиков, и полевок… Все Цайдамские зверьки интересны, так как в горных котловинах (а Цайдамская котловина простирается по широте на 700 км и ширина её составляет от 100 до 300 км) обитают зверьки часто эндемичные или давно обособившиеся внутри своих групп. Цайдамская котловина в северо-западной части представляет собой песчано-глинистую равнину, лежащую на высоте 2600-2900 м, с отдельными грядами и барханами, образованными наносами лессового песка, а юго-восточная ее часть, отделенная от западной уступом высотой до 100 м, покрыта корковыми солончаками, возникшие на месте древних озёр. У подножий гор – наклонные равнины, образованные временными водотоками.

Подножья гор

Растительность здесь довольно скудная: солянки, остролодочник, реомюрия, редкие заросли зайсанского саксаула. Кучевые пески часто закреплены кустами тамариска и селитрянки. На юго-востоке, в подгорной полосе в местах с близким залеганием грунтовых вод, расположены осоково-злаковые луга и тростниковые болота, где во множестве обитаю комары и мошка. При этом птиц в котловине до обидного мало. Кроме воробьев, скальных голубей и жаворонков мы видели лишь удодов, сорок, черных воронов, пару кекликов и одного самца фазана, который прятался в траве у дороги. Удивительно, но практически не было видно и хищных птиц. А комары, конечно, испытывали наше терпение, когда нападали на руки и лица во время расстановки ловушек. Тем не менее, из котловины мы уехали с приличным уловом грызунов, а также с запасом ягод годжи, которыми славятся именно эти места. Огромные плантации ярко-оранжевых ягод годжи простираются на многие километры вокруг Голмуда.

Ягоды

Эти пасленовые считаются очень полезными для человека (как в свежем, так и в сушеном виде). Им приписывается способность излечивать множество заболеваний. Но даже если это и не совсем так и они просто помогают улучшать обмен веществ и настроение, то их стоит употреблять в пищу!

После Голмуда наш путь лежал в Тибет. По дороге на Лхасу нас не пустила китайская полиция, но мы воспользовались объездным путем и преодолев за день расстояние в 700 км и пять перевалов с высотой более 4500 м (и даже один 4825 м!), добрались до маленького, но очень симпатичного тибетского городка Юшу. Там у нас была ночевка перед броском в конечный пункт нашего назначения – город Нангчен.

Перевал высотой 4825

Нельзя не сказать несколько слов о Юшу, уж больно понравился нам этот самобытный городок. Выглядит он очень экзотично (по-тибетски), хотя, как оказалось, практически полностью перестроен после землетрясения 2010 года.

Юшу

Самым заметным объектом в городе является памятник царю Казару (внутри памятника находится музей, посвященный этому персонажу). Но не это главная достопримечательность города и уезда. Юшу знаменит своими храмами и монастырями, которых тут великое множество, и принадлежат они самым разным школам тибетского буддизма.

Памятник

На окраине города, например, находится храм Камней Мани. Он представляет собой груду камней (площадью один квадратный километр!) с высеченной на них буддийской мантрой «Ом мани падме хум» в окружении ограды с цепью молитвенных барабанов, нескольких ступ и единственным храмом. История возникновения Гьянак-мани связана с именем Гьянак Тулку, ламы из Чамдо. По пути из Поднебесной Тулку останавливался в городе Юшу и подарил первые три священных камня, которые стали основанием для возведения столь необычного сооружения. А совсем рядом с городом в живописном ущелье расположен храм принцессы Вэньчэн. Дорога к нему тянется узкой лентой вдоль реки. Между нависающими над ней горными хребтами четырёх священных гор, образующих ущелье Бида, натянуты разноцветные молитвенные флажки, этими же лентами, подобными радуге, украшены горы вокруг монастыря, обозначены тропинки к пещерам и ступам. Тысячи флажков трепещут на ветру, с каждым его дуновением вознося молитвы к небесам. Храм принцессы Вэньчэн, позднее выросший в монастырь, основан в 710 году на том самом месте, где китайская принцесса, будущая жена царя Тибета Сонгцена Гампо, останавливалась на месяц по дороге в Лхасу.

Тибет

 

Тибет

Эту венценосную пару очень почитают и в Тибете, и в Китае. Про принцессу Вэньчэн ходит очень много легенд, так как она принесла много нового народу Тибета.

Всего полдня мы полюбовались красотой Юшу и поехали к конечной цели нашего путешествия – городку Нянгчен. Именно там, в горных ущельях за городом, живут удивительные хомячки, получившие название – Urocricetus kamensis. Весь род – жители Высокогорного Тибета. И хотя Urocricetus kamensis был описан нашим соотечественником К.А. Сатуниным еще в 1903 году (по сборам центрально-азиатских экспедиций), об этих зверьках и поныне биологи почти ничего не знают. Даже сколько видов в роде Urocricetus пока остается невыясненным. И вот нашей экспедиции посчастливилось попасть в те самые места! Мы нашли красивейшее ущелье на высоте 4000 м, по дну которого струился ручей, а берега поросли можжевельником, елочками и ивами. Вокруг нас цвели самые разные цветы.

Тибет

Мы поставили ловушки и утром получили целых пять живых зверьков! Чудо свершилось. Мы увидели тех, кого до нас видели только отдельные счастливцы-биологи. Маленькие камензисы оказались очень симпатичными хомячками. Тело их покрыто пушистой серой шкуркой (чем-то напоминающей шкурку шиншиллы), украшенную по бокам белыми и черными узорами.

Камензисы

Загнутый вверх, как у собачки, довольно длинный хвостик, похоже, помогает зверькам лазать по кустам. А вот маленькие (не характерные для ночных зверьков) глазки говорят о том, что они вполне могут вести дневной образ жизни. И еще наши камензисы оказались очень нежными созданиями. Они абсолютно не кусались, ссаженные вместе тут же прижались друг к другу и не хотели расставаться. А взятые в руки просто «падали в обморок», прикидываясь мертвыми. В общем, очень и очень интересные создания. Пока мы только собрали образцы (маленькие кусочки ткани) для молекулярно-генетического и хромосомного анализа, измерили зверьков и отпустили их в родные горы. Но это только начало исследований, и мы очень надеемся на продолжение. Может нам и удастся разобраться с тайнами тибетских Urocricetus.

Кроме камензисов в нашем улове были и мыши, и полевки, и бурозубки, встречали мы и гималайского сурка, и курчавого тибетского зайца, и бесчисленные колонии черногубой пищухи.

Гималайский сурокИзображение удалено.Черногубая пищуха

Но все-таки тибетские хомячки были главной удачей нашей экспедиции. Пять дней мы провели в горах, охотясь на этих зверьков. И только после этого отправились в обратный путь. Опять посетили Юшу, город Шихай, и 2 августа вернулись в г. Синин, довольные удивительной поездкой и полные надежд на будущее. Через два дня поезд уносил нас в Пекин, а еще через сутки наша команда разделилась и мы продолжили путешествие уже в других странах. Владимир и Анна отправились в Монголию, а мы – в столицу Казахстана Астану. Но это уже две совершенно другие истории…

Маргшрут

Заместитель директора ИПЭЭ РАН – Суров А.В.

Ученый секретарь ИПЭЭ РАН – Феоктистова Н.Ю.